Новости

11.12.2017

Минобрнауки разработало законопроект о публикации студенческих дипломов в интернете далее

11.12.2017

В ГД внесли проект об ответственности за продажу алкоголя в полимерной таре далее

07.12.2017

Авиакомпании могут обязать возвращать деньги за задержку рейса далее

06.12.2017

Россиян защитят от магов и целителей-мошенников далее

06.12.2017

Госдума приняла закон об инвестиционном консультировании далее

05.12.2017

Президент РФ подписал закон о "черных списках" авиапассажиров далее

05.12.2017

Путин подписал новый закон о праве автора на вознаграждение далее

01.12.2017

В Совфеде предложили искать пропавших людей с помощью геолокации далее

ПОСТАВНОВЛЕНИЕ №6-П "О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПП.1П2.СТ.2 ФЗ "О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЖК РФ"

Судебная практика в России приобретает все большее правовое значение — арбитражные суды ориентируются на решения Верховного арбитражного суда Российской Федерации, а суды общей юрисдикции - на решения Верховного суда Российской Федерации. Мы выбрали для вас наиболее актуальные и важные судебные акты высших судов России.
Ищете квалифицированную юридическую помощь по разумным ценам? Знайте! Грамотный юридический совет сэкономит вам время и деньги! Позвоните нам и команда адвоката Ратнера Д.Г. поможет вам!


ПОСТАВНОВЛЕНИЕ №6-П "О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПП.1П2.СТ.2 ФЗ "О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЖК РФ"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

15 июня 2006 г. N 6-П

"По делу о проверке конституционности положений подпункта 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" и части первой статьи 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в редакции статьи 12 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации") в связи с запросом Верховного Суда Российской Федерации и жалобой граждан М.Ш. Орлова, Х.Ф. Орлова и З.Х. Орловой"

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе

председательствующего А.Л. Кононова, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева,

Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы,

В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

с участием представителя Верховного Суда Российской Федерации -

доктора юридических наук В.В. Ершова, гражданина М.Ш. Орлова, постоянного

представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской

Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора

юридических наук Е.В. Виноградовой,

руководствуясь статьей 125 (части 2 и 4) Конституции Российской

Федерации, подпунктом "а" пункта 1 и пунктом 3 части первой, частями

третьей и четвертой статьи 3, статьями 36, 74, 84, 85, 86, 96, 97 и 99

Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской

Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности

положений подпункта 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона "О введении в

действие Жилищного кодекса Российской Федерации" и части первой статьи 4

Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской

Федерации" (в редакции статьи 12 Федерального закона "О введении в

действие Жилищного кодекса Российской Федерации").

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Верховного Суда

Российской Федерации и жалоба граждан М.Ш. Орлова, Х.Ф. Орлова и

З.Х. Орловой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся

неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской

Федерации оспариваемые заявителями положения Федерального закона "О

введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" и Закона

Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской

Федерации" об отмене приватизации жилых помещений государственного и

муниципального жилищных фондов.

Поскольку запрос Верховного Суда Российской Федерации и жалоба

граждан М.Ш. Орлова, Х.Ф. Орлова и З.Х. Орловой касаются одного и того же

предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь

статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде

Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном

производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика С.П. Маврина, объяснения

представителей сторон, заключение эксперта - доктора юридических наук

Б.М. Гонгало, выступления приглашенных в заседание полномочного

представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде

Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также представителей: от

Генерального прокурора Российской Федерации - Т.А. Рыжковой, от

Министерства регионального развития Российской Федерации -

М.В. Дорофеева, исследовав представленные документы и иные материалы,

Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 29

декабря 2004 года "О введении в действие Жилищного кодекса Российской

Федерации" с 1 января 2007 года утрачивают силу содержащие общие

положения статьи 1, 2, 4, 6, 7, 8 и 9.1 Закона Российской Федерации от 4

июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и

его раздел II, закрепляющий основные принципы и условия приватизации

жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов.

Статьей 12 того же Федерального закона часть первая статьи 4 Закона

Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской

Федерации", определяющая жилые помещения, не подлежащие приватизации,

дополнена положением, согласно которому не подлежат приватизации жилые

помещения, предоставленные гражданам по договорам социального найма после

1 марта 2005 года.

Оспаривающий конституционность названных законоположений Верховный

Суд Российской Федерации утверждает, что отмена законодателем права

граждан на бесплатную приватизацию жилых помещений государственного и

муниципального жилищных фондов (с 1 марта 2005 года - частичная, а с 1

января 2007 года - полная) противоречит вытекающим из Конституции

Российской Федерации принципам справедливости, стабильности и

гарантированности прав граждан, поддержания доверия граждан к закону и

действиям государства, недопустимости издания законов, отменяющих или

умаляющих права и свободы человека и гражданина, и не соответствует ее

статьям 19 (часть 1) и 55 (части 2 и 3).

Граждане М.Ш. Орлов, Х.Ф. Орлов и З.Х. Орлова, которым на основании

части первой статьи 4 Закона Российской Федерации "О приватизации

жилищного фонда в Российской Федерации" (в редакции статьи 12

Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской

Федерации") Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы

отказал в приватизации квартиры, предоставленной по договору социального

найма 18 апреля 2005 года, просят признать примененную в их деле норму не

соответствующей статьям 6 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 27 (часть 1), 35,

40 и 55 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда

Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные

положения подпункта 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона "О введении в

действие Жилищного кодекса Российской Федерации" и части первой статьи 4

Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской

Федерации" в редакции статьи 12 названного Федерального закона, которыми

определяется завершение периода приватизации жилых помещений (бесплатной

передачи в собственность граждан Российской Федерации занимаемых ими

жилых помещений в государственном или муниципальном жилищном фонде) с 1

января 2007 года и одновременно исключается (в пределах определяемого

этой датой периода) приватизация жилых помещений государственного и

муниципального жилищного фонда, предоставленных гражданам на условиях

социального найма после 1 марта 2005 года.

2. Конституция Российской Федерации, провозглашая Российскую

Федерацию демократическим правовым государством, исходит из необходимости

установления правовых основ единого рынка и обеспечения тем самым

единства экономического пространства, свободного перемещения товаров,

услуг и финансовых средств, поддержки конкуренции, свободы экономической

деятельности и охраны частной собственности законом (статья 8, части 1 и

2; статья 35, часть 1; статья 71, пункт "ж"). Одновременно в силу

Конституции Российской Федерации Российская Федерация как социальное

государство, политика которого направлена на создание условий,

обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7,

часть 1), призвана гарантировать реализацию прав и свобод человека и

гражданина в этой сфере, в частности права каждого на жилище (статья 40,

часть 1), признаваемого международным сообществом в качестве элемента

права на достойный жизненный уровень (статья 25 Всеобщей декларации прав

человека, статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и

культурных правах).

2.1. Осуществляя регулирование и защиту прав и свобод человека и

гражданина (статья 71, пункт "в", Конституции Российской Федерации) и

исходя из того, что экономической основой любого демократического

правового государства являются частная собственность и рынок, федеральный

законодатель в период перехода к рыночной экономике должен был определить

правовые начала преобразования отношений собственности.

В жилищной сфере такое преобразование реализовывалось за счет

всемерного роста частного жилищного фонда, который, согласно Закону

Российской Федерации от 24 декабря 1992 года "Об основах федеральной

жилищной политики", пополнялся путем: 1) приватизации в установленном

порядке занимаемых жилых помещений в домах государственного и

муниципального жилищных фондов; 2) жилищного строительства, в том числе

жилищного строительства товариществами индивидуальных застройщиков; 3)

участия в жилищных и жилищно-строительных кооперативах, кондоминиумах; 4)

купли-продажи жилья, в том числе через биржи, аукционы; 5) приобретения в

порядке наследования и по другим законным основаниям (статья 19).

Поскольку уровень доходов не позволял большей части населения России

обеспечивать себя собственностью в жилищной сфере самостоятельно,

граждане реально могли воспользоваться (и многие из них воспользовались),

как правило, только одним способом приобретения жилья в частную

собственность - путем бесплатной приватизации занимаемых ими жилых

помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондов.

Создание частного жилищного фонда в Российской Федерации в немалой

степени именно за счет бесплатной приватизации жилых помещений и,

соответственно, существенное сокращение государственного и муниципального

жилищных фондов являются, с одной стороны, свидетельством преобразования

отношений собственности, формирования рынка недвижимости, а с другой

стороны - предпосылкой прекращения использования бесплатной приватизации

в качестве основного способа развития института частной собственности в

жилищной сфере.

Правовой основой преобразования отношений собственности в жилищной

сфере стал Закон Российской Федерации от 4 июля 1991 года "О приватизации

жилищного фонда в Российской Федерации", определивший, как следует из его

преамбулы, базовые принципы приватизации государственного и

муниципального жилищного фонда с целью создания условий для осуществления

права граждан на свободный выбор способа удовлетворения потребностей в

жилище, улучшения использования и сохранности жилищного фонда.

Федеральный законодатель, таким образом, изначально не включил нормы

о приватизации жилых помещений в Жилищный кодекс РСФСР. Свое намерение

осуществлять регламентацию приватизационного механизма рыночных

преобразований в Российской Федерации в специальных законодательных актах

он подтвердил, закрепив в Гражданском кодексе Российской Федерации, что

имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности,

может быть передано его собственником в собственность граждан и

юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации

государственного и муниципального имущества (статья 217).

2.2. Гарантируемое статьей 11 Закона Российской Федерации "О

приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" право граждан на

приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации, жилого

помещения не имеет конституционного закрепления и не подпадает под

характеристики основных прав и свобод человека и гражданина (статья 17,

часть 2, Конституции Российской Федерации). Данное право - исходя из

того, что приватизация жилья определяется в статье 1 Закона Российской

Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" как

бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на

добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном или

муниципальном жилищном фонде, - появляется, существует и реализуется как

субъективное право конкретного физического лица, фактически занимающего

на правах нанимателя жилое помещение в государственном или муниципальном

жилищном фонде. Таким образом, право на бесплатную приватизацию

конкретного жилого помещения приобретается гражданином в силу закона и

является производным от его статуса нанимателя жилого помещения.

Осуществляя преобразования отношений собственности в жилищной сфере

при установлении правовых основ единого рынка и регулировании

соответствующих гражданских прав, федеральный законодатель в рамках своих

дискреционных полномочий вправе как издавать акты, призванные в течение

определенного периода обеспечивать правовое регулирование отношений по

бесплатной передаче в собственность граждан занимаемых ими на правах

нанимателей жилых помещений государственного и муниципального жилищных

фондов, так и отменять их. Такое временное правовое регулирование может

заключаться в установлении, изменении и отмене тех или иных имущественных

прав, к числу которых относится и право на бесплатную приватизацию.

Однако при этом должны соблюдаться требования разумной стабильности

правового регулирования и недопустимости внесения произвольных изменений

в действующую систему норм (постановления Конституционного Суда

Российской Федерации от 1 декабря 1997 года N 18-П по делу о проверке

конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона "О

внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О

социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие

катастрофы на Чернобыльской АЭС", от 19 июня 2002 года N 11-П по делу о

проверке конституционности ряда положений Закона Российской Федерации "О

социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие

катастрофы на Чернобыльской АЭС", федеральных законов "О внесении

изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите

граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на

Чернобыльской АЭС", "О минимальном размере оплаты труда" и "О порядке

установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской

Федерации", от 23 апреля 2004 года N 8-П по делу о проверке

конституционности Земельного кодекса Российской Федерации).

2.3. К основным началам жилищного законодательства Жилищный кодекс

Российской Федерации, его статья 1, относит реализацию гражданами

закрепленного в статье 40 (часть 2) Конституции Российской Федерации

права на жилище и обусловливаемых им жилищных прав по своему усмотрению и

в своих интересах. В силу названного законодательного установления

граждане в условиях рыночной экономики обеспечивают осуществление своих

жилищных прав самостоятельно, используя для этого различные допускаемые

законом способы.

Вместе с тем статья 40 (части 2 и 3) Конституции Российской

Федерации обязывает органы государственной власти и органы местного

самоуправления создавать малоимущим, иным указанным в законе гражданам

дополнительные условия для реализации права на жилище посредством

предоставления жилья бесплатно или за доступную плату из государственных,

муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными

законом нормами. Конкретизируя указанную конституционную обязанность,

федеральный законодатель закрепил в Жилищном кодексе Российской

Федерации, что органы государственной власти и органы местного

самоуправления в пределах своей компетенции должны обеспечивать условия

для осуществления гражданами права на жилище путем предоставления им

жилых помещений по договорам социального найма или договорам найма жилых

помещений государственного или муниципального жилищного фонда (пункт 3

статьи 2).

Это означает необходимость выработки органами публичной власти в

рамках мер социальной защиты определенных категорий населения адекватной

условиям рыночной экономики жилищной политики (статья 72, пункт "к" части

1, Конституции Российской Федерации). Материальную основу такой политики

составляет жилищный фонд социального использования - совокупность

предоставляемых гражданам по договорам социального найма жилых помещений

государственного и муниципального жилищных фондов (пункт 1 части 3 статьи

19 Жилищного кодекса Российской Федерации). Жилищный фонд социального

использования формируется из находящихся в государственной и

муниципальной собственности объектов жилищного фонда и пополняется за

счет ввода новых объектов, предназначенных исключительно для

удовлетворения потребности в жилище и обеспечения жилыми помещениями

социального использования малоимущих и иных категорий граждан, указанных

в законе.

Прекращение на определенном этапе бесплатной приватизации жилых

помещений государственного и муниципального жилищных фондов и тем самым -

оставление в государственной и муниципальной собственности доли жилищного

фонда также служит цели сохранения и пополнения жилищного фонда

социального использования, позволяющего Российской Федерации как

социальному государству выполнять свою социальную функцию в области

жилищных отношений.

Аналогичной позиции придерживается Европейский Суд по правам

человека, отметивший, что в современном обществе обеспечение населения

жильем является важнейшей социальной потребностью; решение жилищного

вопроса не может быть целиком отдано на откуп рынку, неограниченное

действие которого, особенно в ситуации трансформации экономики, способно

создать опасность нежелательных социальных последствий, а потому отражает

не только частный, но и публичный интерес (решение от 21 февраля 1986

года по делу James and Others). Конституционный Суд Российской Федерации

в Постановлении от 16 мая 2000 года N 8-П по делу о проверке

конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального

закона "О несостоятельности (банкротстве)" также отметил, что отношения,

связанные с обеспечением функционирования и сохранения целевого

назначения жилищных объектов, в том числе относящихся к жилищному фонду

социального использования, эксплуатируемому в интересах населения, носят

публично-правовой характер, и это должен учитывать законодатель при

осуществлении их правового регулирования.

Следовательно, в период перехода от государственно-планового

правового регулирования к правовому регулированию, направленному на

преобразование отношений собственности, создание основ единого рынка и

гарантирование социальной защиты населения, федеральный законодатель,

осуществляя законотворчество в жилищной сфере, вправе как ввести

бесплатную приватизацию жилых помещений государственного и муниципального

жилищных фондов, так и прекратить ее, исходя из необходимости обеспечения

сохранности в государственной и муниципальной собственности определенной

доли жилищного фонда, позволяющей публичной власти выполнять социальную

функцию в области жилищных отношений.

Вместе с тем, определяя момент прекращения бесплатной передачи в

собственность граждан занимаемых ими жилых помещений, федеральному

законодателю надлежит учитывать, что граждане должны иметь возможность

адаптироваться к вносимым изменениям в течение некоторого переходного

периода (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24

мая 2001 года N 8-П по делу о проверке конституционности положений части

первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях

гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним

местностей", Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27

декабря 2005 года N 502-О по жалобе гражданина С.В. Зимницкого на

нарушение его конституционных прав положениями статьи 44 Федерального

закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ).

2.4. Таким образом, подпункт 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона

от 29 декабря 2004 года "О введении в действие Жилищного кодекса

Российской Федерации" не противоречит Конституции Российской Федерации,

поскольку, установив срок завершения длящегося с 1991 года процесса

бесплатной приватизации жилых помещений государственного и муниципального

жилищных фондов, федеральный законодатель тем самым предоставил гражданам

возможность адаптироваться к изменениям, вносимым в соответствующее

законодательство. Вместе с тем в рамках своих дискреционных полномочий он

может продлевать и восстанавливать действие правовых норм, обеспечивающих

практическую реализацию этого процесса.

3. Любая дифференциация правового регулирования, приводящая к

различиям в правах и обязанностях субъектов права, как неоднократно

указывал Конституционный Суд Российской Федерации, должна осуществляться

законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации,

в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), в

силу которых различия допустимы, если они объективно оправданны,

обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для

достижения этих целей правовые средства соразмерны им. Соблюдение

конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм

дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего,

запрет вводить такие различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той

же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания

(запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или

сходных ситуациях) (постановления от 24 октября 2000 года N 13-П по делу

о проверке конституционности положений пункта 13 статьи 39 Закона

Российской Федерации "Об образовании", статьи 1 Федерального закона "О

сохранении статуса государственных и муниципальных образовательных

учреждений и моратории на их приватизацию" и пункта 7 статьи 27

Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном

образовании", от 3 июня 2004 года N 11-П по делу о проверке

конституционности отдельных положений статей 28 и 31 Федерального закона

"О трудовых пенсиях в Российской Федерации", определения от 27 июня 2005

года N 231-О по жалобе гражданина К.А. Галеева на нарушение его

конституционных прав положением подпункта 1 пункта 1 статьи 28

Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", от 1

декабря 2005 года N 428-О по жалобе гражданина Е.В. Шеховцова на

нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 30

Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших

военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной

противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических

средств и психотропных веществ, учреждениях и органах

уголовно-исполнительной системы, и их семей").

Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом

Российской Федерации в Определении от 10 декабря 2002 года N 316-О по

жалобе граждан В.И. Беломытцевой, К.Н. Бережного и других на нарушение их

конституционных прав положением статьи 4 Закона Российской Федерации "О

приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", провозглашенный

статьей 19 Конституции Российской Федерации принцип равенства

распространяется не только на непосредственно признаваемые Конституцией

Российской Федерации права и свободы, но и на связанные с ними другие

права, приобретаемые на основании федерального закона. Право граждан на

бесплатную приватизацию занимаемых ими жилых помещений, связанное с

реализацией закрепленных Конституцией Российской Федерации права граждан

на жилище, свободу передвижения и права собственности, относится к

категории приобретаемых в силу закона социально-экономических прав, а

потому федеральный законодатель, внося изменения в регулирование этого

права, ограничивая или отменяя его, не может действовать произвольно и

допускать отступления от конституционного принципа равенства.

3.1. Установив в статье 4 Закона Российской Федерации "О

приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в редакции статьи

12 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса

Российской Федерации") запрет на бесплатную передачу в собственность

граждан жилых помещений, предоставленных им после 1 марта 2005 года по

договорам социального найма из государственного и муниципального жилищных

фондов, и обосновав это тем, что с введением в действие Жилищного кодекса

Российской Федерации договоры социального найма жилых помещений

заключаются на новых условиях, федеральный законодатель фактически

поставил таких граждан в неравное положение с гражданами, получившими

жилье до указанной даты и, следовательно, сохранившими право на

приватизацию в пределах общего срока действия норм о приватизации

жилищного фонда.

Между тем единственным различием в условиях заключения договоров

социального найма до и после 1 марта 2005 года является форма

административного решения о предоставлении нуждающемуся гражданину жилого

помещения: до 1 марта 2005 года оно предоставлялось на основании ордера,

а после этой даты - на основании решения органа местного самоуправления.

Данное различие носит формально-юридический характер и не является

существенным, оно не влияет на правовой режим жилого помещения,

занимаемого по договору социального найма, и потому не предопределяет

каких-либо его особенностей. Следовательно, и после 1 марта 2005 года

правомочия по владению, пользованию и ограниченному распоряжению жилым

помещением, занимаемым по договору социального найма, осуществляются на

единых условиях для всех нанимателей жилых помещений государственного и

муниципального жилищных фондов независимо от времени их предоставления.

Конституционный Суд Российской Федерации, анализируя положения

законодательства о приватизации жилищного фонда, пришел к выводу, что

ограничение прав и свобод человека и гражданина путем определения круга

объектов, не подлежащих приватизации, допустимо только в том случае, если

обстоятельства, предопределяющие особенности правового режима жилого

помещения, прежде всего его целевое назначение, исключают возможность

передачи этого помещения в частную собственность (Постановление от 3

ноября 1998 года N 25-П по делу о проверке конституционности отдельных

положений статьи 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного

фонда в Российской Федерации").

Из приведенной правовой позиции следует, что запрет на приватизацию

тех или иных объектов государственного или муниципального жилищного фонда

может быть обусловлен только особенностями правового режима данных

объектов. Жилые помещения, полученные гражданами по договорам социального

найма как до, так и после 1 марта 2005 года, были предоставлены из

государственного или муниципального жилищного фонда, т.е. в период общего

срока действия норм о бесплатной приватизации жилых помещений

государственного и муниципального жилищных фондов правовой режим этих

помещений является одинаковым, что не предполагает различий в правах,

приобретаемых указанными гражданами.

3.2. Таким образом, установление в части первой статьи 4 Закона

Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской

Федерации" (в редакции статьи 12 Федерального закона "О введении в

действие Жилищного кодекса Российской Федерации") запрета на бесплатную

приватизацию жилых помещений, предоставляемых гражданам по договору

социального найма после 1 марта 2005 года в пределах общего срока

действия норм о приватизации жилищного фонда, не имеет конституционного

обоснования и противоречит статье 19 (часть 2) Конституции Российской

Федерации, согласно которой государство гарантирует равенство прав и

свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности,

языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места

жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным

объединениям, а также других обстоятельств.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй

статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79, 87 и 100 Федерального

конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать не противоречащим Конституции Российской Федерации

положение подпункта 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 29 декабря

2004 года "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации",

в соответствии с которым с истечением установленного законом срока

утрачивают силу статьи 1, 2, 4, 6, 7, 8, 9.1 и раздел II Закона

Российской Федерации от 4 июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда

в Российской Федерации", предусматривающие возможность бесплатной

приватизации жилых помещений государственного и муниципального жилищных

фондов для нанимателей этих помещений.

2. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее

статье 19 (часть 2), положение части первой статьи 4 Закона Российской

Федерации от 4 июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда в

Российской Федерации" (в редакции статьи 12 Федерального закона "О

введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации"), в силу

которого не подлежат бесплатной приватизации (в пределах установленного

законом общего срока действия норм о приватизации жилищного фонда) жилые

помещения, предоставленные гражданам по договорам социального найма после

1 марта 2005 года.

3. Дело граждан М.Ш. Орлова, Х.Ф. Орлова и З.Х. Орловой подлежит

пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию,

вступает в силу немедленно после провозглашения, действует

непосредственно и не требует подтверждения другими органами и

должностными лицами.

5. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О

Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление

подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете" и

"Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно

быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской

Федерации".

Назад в раздел

Если вы не нашли ответ на свой вопрос — обращайтесь за помощью через страницу Контакты.